14:08 

НЕромантическая история БЕЗ трагической развязки

Владлена
Думалось - одно, хотелось - другое, Ну а то, что получилось - наперекосяк... (С)
Продолжаю мучить народ идеями протофеминизма :femme:

Название:
ЗА ЧТО БОРОЛСЯ - ТАК ТЕБЕ И НАДО!

Полное и бессовестное АУ истории Серой Леди и Кровавого Барона…
Интеллектуально ограблены в процессе написания: Дж. Роулинг как автор первоначальной идеи и Сын Дракона ака Седрик как владелец фан-вселенной Старой Англии и всех характеров (он же моя бэта).
Персонажи: В основном Хелена и барон Грегори.
Перринги: э-э… вопрос, конечно, интересный…
От автора: вот не желаю верить, что слизеринец будет столь откровенно биться о стену лбом (оставив это «грифам» – у тех головы крепкие). Уж Салазар-то просто обязан обучить своих протеже достойной хитророж… дипломатии, искусству манипуляции и поиску обходных путей.
Хотя я, конечно, не обещала, что ЭТО непременно сработало бы. Или сработало бы именно так, как планировалось.
Начало www.diary.ru/~vechorka/p154283687.htm
Продолжение www.diary.ru/~vechorka/p154902254.htm?from=0
Вступает Хелена www.diary.ru/~vechorka/p164020906.htm

Обычно, если у Хелены был выбор, любыми делами она предпочитала заниматься в своей комнате, не рискуя, что в любой момент ее могут неожиданно побеспокоить. Нельзя сказать, чтобы такое случалось так уж часто, но даже небольшая возможность слегка раздражала и не давала сосредоточиться. Конечно, начав сначала помогать лорду Грегори, а потом и замещать его на занятиях со студентами, девушка уже не могла себе позволить прежнего уединения, ставшего таким привычным с тех пор, как Хогвартс покинула Саласия, а оттого и прежней нервной чувствительности позволить себе не могла, ведь изрядную долю новых обязанностей приходилось выполнять и в непривычных помещениях, и – теперь зачастую – вообще в присутствии посторонних. Пришлось осознать, как же на самом деле успела отвыкнуть от людей со времен собственного ученичества – и привыкать к ним заново. Не то, чтобы это потребовало таких уж серьезных усилий, даже с самим лордом Грегори (хотя меньше всего Хелена ожидала, что именно с ним вообще сумеет сработаться) – пожалуй, за исключением всего этого проявления неуместного внимания все складывалось даже неплохо. Кроме того, молодой барон-то, в отличие от учеников, больше не пытался это внимание проявлять.
С последнего его сватовства прошло уже достаточно времени, быть может, лорд Грегори уже выбросил из головы все эти глупости, заставлявшие новоявленную ассистентку отчаянно трусить? И нежелание жениться на дочери самого Слизерина, было продиктовано все-таки честолюбивыми амбициями, нежеланием всю жизнь прятаться в чьей-то тени – это даже Хелена вполне могла понять, хотя и принадлежала к гораздо менее честолюбивой категории волшебников. Впрочем, у нее и выбора-то особенного не было… Хорошо, если действительно так. Во всем остальном лорд Грегори оказался не таким уж и плохим человеком, и, по меньшей мере, абсурдно с ее стороны было винить его в разлуке с Саласией. Наверное, в этом просто отчаянно хотелось хоть кого-то обвинить… но разве барона это касалось. Хелена сама ненавидела мысли о том, что кто-то другой из собственных расчетов будет решать ее судьбу – так почему же другой человек должен считать иначе? Потому что он ученик Слизерина и «должен» именно расчетом в жизни руководствоваться? Так абсурдно было полагать, что все подопечные дяди Салазара будут похожими на самого Салазара, как люди. Сама девушка – родная дочь леди Ровены – увы, не обладает и долей сходства с матерью, которым желала бы!
А еще все это возвращает к тому, что главной проблемой Хелены оказались проявления интереса со стороны юношей-студентов. Это не может быть чем-то серьезным, в конце концов, она уже значительно старше, чем они. Хоть по внешности этого пока и не сказать, все же все равно – знают. Если матушка так надолго – в какой-то мере и поныне – сохраняла необычную красоту, то Хелена… к старым девицам время и природа не столь жестоки, как к их замужним ровесницам – вполне вероятно, она еще очень долго будет выглядеть моложе своих лет. Своих лет, которых и в действительности пока совсем еще немного!
Хелена предпочла бы работать – хотя бы когда это касалось не связанных с новыми обязанностями личных дел – в привычных стенах своей «личной» башенки, которую еще недавно покидала только чтобы спуститься вечером в библиотеку, однако решила придерживаться действовавшего в Хогвартсе правила: отрабатывать экспериментальные заклинания в специально отведенном и, на всякий случай, экранированном защитными чарами помещении. Потенциально в волшебстве, над которым она работала, не было ничего опасного, но иногда и с подобными заклинаниями – особенно, не проверенными еще толком на практике – случались неприятные сюрпризы. В своем умении рассчитывать и анализировать все до мельчайших деталей Хелена ничуть не сомневалась, но вот с умением воплотить расчеты в жизнь сложности иногда возникали. Конечно, чаще всего в таких случаях новые заклинания просто не срабатывали, но бывало и так… во времена студенчества один эксперимент, проведенный группой однокурсников, привел к тому, что одна из башен на какое-то время просто лишилась крыши – и все очень радовались тому обстоятельству, что над экспериментаторами не оказалось никаких верхних этажей!
К счастью, когда Хелена заканчивала со всей этой организацией учебного плана, в аудиториях и лабораториях студентов уже не оставалось: даже те, кто по тем или иным причинам занимался дополнительно, успевали давно уже закончить. Преподаватели тоже в большинстве предпочитали не тратить и без того короткое свободное время попусту… вот только у всех, конечно же, находился свой, особенный взгляд, чему именно важнее это время посвятить. Обосновавшись в опустевшем классе для заклинаний, чтобы поэкспериментировать над новой своей разработкой, Хелена почему-то не ожидала, что аналогичное времяпровождение заинтересует кого-то еще, поэтому скрипнувшая, как назло, именно в момент отработанного взмаха палочки дверь заставила слегка дернуться от неожиданности и запнуться в самом конце произнесенной формулы.
- Кто здесь? – тоже едва не подскочив от неожиданности и едва не выронив неаккуратную охапку свитков, негромко поинтересовался заглянувший мужчина. Подслеповатый взгляд круглых и светлых, как вода, глаз, пробежал по помещению, проскользнув мимо Хелены. Или сквозь нее?
Вообще-то, Олан Кайлих – один из первых выпускников и помощник леди Ровены, преподаватель заклинаний – всегда отличался некоторой рассеянностью, да и зрение его ухудшалось, не смотря на все усилия тетушки Хельги, с каждым годом, но вовсе не заметить кого-то, оказавшись буквально напротив в пустом классе, это даже для Олана было несколько странно!
- Я прошу прошения! – сказала Хелена, опуская палочку. – Не думала, что класс сегодня еще кому-то потребуется.
Мужчина резко повернул большую взлохмаченную голову, в этот момент усилив свое сходство с совой или филином.
- А, юная леди… Добрый вечер. Но как Вы сюда попали?
- Вошла через дверь. За некоторое время до Вас, господин Кайлих.
Заклинатель слегка заторможенно моргнул круглыми глазами. Ни собственная рассеянность, ни ухудшающееся зрение не были для него секретом, но, судя по всему, такой их степени Олан не ожидал. Гений во всем, что касалось его предмета, и талантливый человек в науке как таковой, во всей остальной жизни Кайлих был ненамного толковее маленького ребенка. Заблудиться в коридорах замка, в котором прожил уже много лет, постоянно забывать о времени суток и тратить кучу времени на поиски чего-нибудь, в очередной раз потерянного прямо под носом – все это было самой обычной для преподавателя заклинаний практикой. Наверное, он столкнулся бы с множеством проблем, если бы не остался, закончив свое обучение в Хогвартсе, помощником леди Ровены. Кайлих был кельтом, но совершенно не напоминал ни дядю Салазара, ни лорда Грегори – ну, за исключением только таких же черных волос, которые у Олана, однако, тоже выглядели совсем иначе, топорщась во все стороны, как перья «ушки» у сов (это, в сочетании с круглыми подслеповатыми глазами на слишком большой голове и даже именем преподавателя послужило поводом к тому, что за глаза студенты, да и кое-кто из коллег иначе, чем «Филином» его не называли). В общем-то, Хелене этот человек всегда был симпатичен. Во времена ее собственного ученичества Кайлих никогда не отказывался поболтать с ней после урока, дополнительно рассказывая что-нибудь интересное и отвечая на возникшие в ходе занятия вопросы, не сбегая от любознательной девочки, как это делали многие из преподавателей, и не гнушаясь вступать с ученицей в увлеченные дискуссии.
Правда, когда обучение закончила сама Хелена, все немного омрачилось – очередным предложением брачного альянса. Олан хотел бы посвятить свою жизнь научной деятельности и, как следствие, остаться на факультете леди Ровены – а оттого был совсем не прочь с ними породниться. Кроме того, Хелена и сама леди Ровена были единственными женщинами, с которым у чудаковатого заклинателя получалось со взаимным интересом общаться. Впрочем, то сватовство в жизни Хелены запомнилось как наименее неприятное, кольнув разочарованием только в самый первый момент – уж от господина Кейлиха девушка такого не ожидала. Но быстро разобравшись в чем на самом деле обстоит дело, мягко напомнила, что леди Ровенкло, в отличие от лорда Салазара, судит каждого человека по его собственным достижениям и не семейные узы будут играть роль в том, станет ли он значимым человеком для факультета и для науки вообще – и, если он проявит себя более достойным, то, вполне возможно, именно он, а не сама Хелена когда-нибудь сменит леди Ровену на должности главы факультета. А если так – действительно ли он хочет еще и жениться, если это не будет играть никакой роли? Какое-то время Олан помолчал, словно пытаясь проанализировать собственные чувства, после чего слегка смущенно признался, что не особенно хотел бы. Судя по всему, о том разговоре он довольно скоро благополучно позабыл, а Саласия, с которой подруга, разумеется, поделилась впечатлениями о первом из претендентов, с кем действительно удалось достичь полных согласия и взаимности, с хихиканьем тихонько уверяла, что Кайлих, наверное, и к самой леди Ровене с теми же мотивами мог посвататься, не окажись та, по стечению обстоятельств, замужней дамой.
- Но только что я Вас не видел!
- Ну… позавчера Вы в библиотеке четверть часа разыскивали книгу, которая лежала прямо перед вами на столе! – с улыбкой напомнила девушка. Олан шумно вздохнул, потирая лоб.
- На том же столе лежало полтора десятка книг! Если бы сейчас в классе было бы столько же юных леди… или просто людей, не спорю, в толпе я вполне мог бы Вас и не заметить. Что за заклинание Вы использовали, леди Хелена?
- Ну… оно еще не доработано, я точно не знаю…
Господин Кайлих заметно оживился. Он сам постоянно изобретал новые заклинания – правда, не всегда действующие так, как было запланировано – и живо интересовался разнообразными разработками. Иногда казалось, что он рассчитывает рано или поздно все «бытовые мелочи» переложить на магию, чтобы человеку оставалась лишь интеллектуальная и творческая деятельность – правда, успешность такого начинания у многих вызывала скептицизм.
- Пока не знаю, работает ли оно вообще! – поспешила добавить Хелена.
- Заклинания работают всегда! – воодушевленно заверил Кайлих. – Достаточно только выявить принцип!
А ведь именно способность Олана видеть – и при этом не замечать – могла бы послужить ключом к действию нужных ей чар. Вот только напарник для практических опытов из него неважный: еще и потому, что подействовавший на Кайлиха отвод глаз вовсе не будет гарантированно действовать и на других. Ему, если подумать, тут и магии-то никакой не нужно!
Однако Саласии в Хогвартсе больше нет, а значит, и работать Хелене не с кем. В случаях, когда без взгляда со стороны работу нового заклинания никак не проверить…
- Это… что-то вроде заклинания рассеивания внимания.
- По-моему, полезнее было бы изобрести чары, которые помогали бы внимание, напротив, сконцентрировать! – признался мужчина, почесывая палочкой затылок. – Мне, по крайней мере…
- Нет, разумеется, не собственного. Обращенное на себя внимание. Так, чтобы, не становясь по-настоящему невидимым – это же очень сложный обряд, да и неудобный для бытового использования – быть… незаметнее.
- Хм…
- По крайней мере, так должно было быть. Я разработала формулу, но пока не могу понять… Fraudis visus! – решившись, девушка опять взмахнула палочкой, резко оборванной фразой заставив задумавшегося Кайлиха по-птичьи дернуть головой. Скользнув туда-обратно рассеянным взглядом, мужчина снова поскреб неаккуратную шевелюру палочкой.
- Знаете… а ведь я же Вас не вижу.
- В самом деле? – растерянно спросила Хелена. Подслеповатые глаза остановились, наконец, на ее лице.
- А теперь вижу, – механически произнес, хотя это и без того было понятно, Олан.
- М-м… может быть, Вы попробуете? – слегка задохнувшись от волнения, тихо спросила младшая Равенкло. Кайлих, мгновение помедлив, поднял палочку и повторил формулу.
Ничего не произошло. Без труда различив это по выражению ее лица, мужчина что-то задумчиво пробормотал и попытался еще раз. Ничего. Так что же, заклинание работало только на тех, чье внимание было рассеянным, так сказать, врожденно? Перед глазами Хелены облик неожиданного напарника не становился даже слегка зыбким!
- И вы уверены?..
Олан развел руками, неловко смахнув со стола один из свитков.
- Думаю… Ох, простите!
- Ничего! – поспешно заверила девушка, склоняя голову, чтобы подобрать свиток сама (с Кейлиха сталось бы, пытаясь выловить его под столами, опрокинуть еще кучу всего в классе). – Accio…
Но Кайлих, тут же, кажется, и забыв про укатившийся свиток, в третий раз попытался произнести новое заклинание.
Когда Хелена с вернувшимся свитком в руке повернулась обратно, класс был пуст.
- Не может быть! – покрутив головой, наверное, не хуже самого «Филина», потрясенно воскликнула девушка. – Оно все-таки сработало?
- В самом деле? – переспросил Кайлих… снова уже прекрасно видимый. Неужели эффект был таким нестабильным? – Кажется, я понял, в чем тут дело. Когда Вы попросили использовать заклинание в первый раз, Вы очень внимательно на меня смотрели, ожидая, какой эффект это произведет, и ни на мгновение не отвлекаясь. А чары отводят только случайный взгляд. Если целенаправленно смотреть на человека или предмет – кстати, надо проверить, действует ли это на предметы! – если целенаправленно смотреть, то ничего и не выходит. А стоит привлечь к себе внимание чем-то еще, например, заговорив – и отвод глаз перестает действовать. Да, невидимостью это, конечно, нельзя назвать…
- Значит, незаметность… но только пока что-то не заставит заметить впервые? Стабильного эффекта не получается? – едва скрыв разочарование, переспросила Хелена. Что же, понятно, по крайней мере, почему у нее ничего не выходило при попытках отрабатывать эти чары перед зеркалом.
- Ну, Вы же сами сказали, что заклинание еще только разрабатывается! Кто знает, какие возможности еще не раскрыты… я бы поработал над этим вместе с Вами, если не возражаете. Хотя, если оно действует и на предметы, то – хорошо было бы еще изучить обратный эффект, ну, делать так, чтобы ничего не терялось. А почему Вы задумались именно о чарах для незаметности?
- Из-за студентов! – Хелена убито вздохнула. – Я только недавно осваиваю преподавание, но – это иногда бывает невыносимо! Вместо того, чтобы рассматривать преподавателя, как источник знаний, они обращают внимание на… на него самого! Внешний вид, манеры…
- И не говорите! Я как-то ночью заработался с одним любопытным экспериментом, уже и не припомню, каким именно, а утром ужасно опаздывал, поэтому не успел одеть один башмак – куда-то он подевался, даже не представляю – так всех учеников, кажется, больше интересовал этот отсутствующий башмак, чем любая тема занятия! Хотя, казалось бы… Но я никогда не думал, что у Вас могут быть проблемы, Вы же всегда выглядите, ну, хорошо.
- Иногда проблемы бывают и из-за этого!
- Но подобные чары, юная леди, это же не выход! Преподаватель так или иначе должен удерживать внимание учеников, как иначе находится в диалоге с аудиторией. У них и так бывают проблемы с сосредоточенностью на занятиях, а если не будет восприятия того, кто учит… так уроки вести нельзя.
- Да, Вы правы, господин Кайлих. Просто это внимание – не то, что должно быть… я, к сожалению, не подумала о том, что исключением какого бы то ни было внимания эту проблему не решить.
Вот если бы изобрести заклинание, заставляющее студентов думать только об учебе… но его же многие сочтут непростительным! Уж студенты Гриффиндора – непременно! Если и не сам дядя Годрик тоже!
- Ну же, не расстраивайтесь! У чар всегда находится много способов полезного применения, даже если и не в том, для чего оно изначально задумывалось. Надо только его доработать – и я с радостью Вам помог бы в его изучении…
- Только не говорите ничего ма… леди Ровене. И вообще никому пока не надо говорить, я хочу сначала добиться каких-то стабильных результатов. Спасибо Вас большое, господин Кайлих!
- Не стоит, маленькая леди, не стоит, это же так интересно… хм – интересно! А Вы не помните, зачем я вообще сюда пришел, нет? Что-то из головы вылетело…
Хелена с сочувствующей улыбкой развела руками.


В следующем кусочке возвращается Гриша и завершается первая арка.

URL
Комментарии
2012-01-29 в 14:57 

Сын Дракона
Я, конечно, не совершенство... Но шедевр еще тот! )
Владлена,
Из меня бета... гхм... ладно, опустим )))))))))))))))))))))))

В любом случае - огромное Вам спасибо за историю! :love:

2012-01-29 в 15:06 

Владлена
Думалось - одно, хотелось - другое, Ну а то, что получилось - наперекосяк... (С)
:) Ну, кто-то же должен следить за тем, чтобы я исторические реалии убила не совсем насмерть, а хоть до состояния "пациент скорее жив"! :rolleyes:

URL
2012-01-29 в 21:17 

Сын Дракона
Я, конечно, не совершенство... Но шедевр еще тот! )
Владлена,
Но Вы же и не убиваете )

2012-01-29 в 21:21 

Владлена
Думалось - одно, хотелось - другое, Ну а то, что получилось - наперекосяк... (С)
Не знаете, кстати, откуда вот ЭТО:
Свиданье забыто.
Над книгой раскрытой
Застыла графиня в окне золотом.
Читает, скотина,
Не то Августина,
Не то Аквината пятнадцатый том.

Но воин - не книжник.
Огромный булыжник
Влетает, как вестник Амура, в окно.
Ужасная сцена:
Ругнувшись обсценно,
Она продолжает читать все равно.

А утром у входа
Родного феода
Повесился наш молодой феодал .
" Да , грамотность губит
Любого, кто любит !"
Сказал сам король наш и вдруг зарыдал


Может, это песня какая-нибудь?

URL
2012-01-29 в 22:22 

Сын Дракона
Я, конечно, не совершенство... Но шедевр еще тот! )
Владлена,
Вообще Гугл утверждает, что это «Белый хрен в конопляном поле», Михаил Успенский. Так что, возможно, я это даже читал, ибо у меня эта книга есть :angel2:
Только Вы начало пропустили, там еще сперва идет:
"* За Темзой широкой,
* За Сеной далекой
* Зовет проповедник в крестовый поход.
* За городом Йорком,
* За первым пригорком
* В охотничьем замке графиня живет.

* Еще не светало.
* К жене феодала
* Пришел объясниться другой феодал.
* Он ждал – не дождался,
* На стену забрался
* И страшное зрелище вдруг увидал."


Читать полностью: readr.ru/mihail-uspenskiy-beliy-hren-v-konoplya...

2012-01-30 в 09:48 

Владлена
Думалось - одно, хотелось - другое, Ну а то, что получилось - наперекосяк... (С)
Ага, начало оттуда) Но вот Успенского не читала.
Значит, таки не песня. А жаль...

URL
2012-01-30 в 21:38 

Сын Дракона
Я, конечно, не совершенство... Но шедевр еще тот! )
Владлена,
Ну, теоретически песня - но...
Черт, вот по-моему, я ее слышал...
Но в упор не помню, кто ее пел и когда...

   

Кафе "Вечорка": мемуары сплетников

главная